Европа испугается сама себя

  • Вторник, Дек 08 2015
  • Автор  Николай Викторов
Франция теперь не выбрала бы даже де Голля Франция теперь не выбрала бы даже де Голля

Промежуточная победа «Национального фронта» Марин Ле Пен на первом туре муниципальных выборов в минувшее воскресенье во Франции, скорее всего, означает возвращение Саркози на президентство в 2017 году, но ничего не изменит ни для Франции, ни для Европы в целом, ни для России.

 

Теракты 13 ноября в Париже на первый взгляд серьезно изменили настроение европейцев. Правые партии становятся все более популярны не только в традиционно националистических Польше и Венгрии, но и во Франции, Великобритании, Нидерландах, Бельгии, Болгарии, и страшно сказать – в самой Германии.

В этой ситуации было вполне естественным стремление Франсуа Олланда продемонстрировать после терактов максимальную решимость, на которую он способен. Он послал авианосец «Шарль де Голль» бомбить террористов в Сирии, начал переговоры о широкой антитеррористической коалиции с Россией, США и другими странами Европы, даже на какое-то время оттеснил в тень канцлера Германии Ангелу Меркель с неофициальной должности общеевропейского лидера.

Но больших успехов пока не достиг: ни Германия, ни англосаксы не стремятся выступить с Россией единым фронтом, преследуя в Сирии собственные интересы. Да даже самих французов он не сумел убедить своей проснувшейся вдруг решимостью.

В итоге на муниципальных выборах в шести из двенадцати регионов Франции лидирует «Национальный фронт» Марин Ле Пен, собрав от 30,5% до 40,5% голосов. В национальном масштабе это означает, что ее поддержали 27,7% голосовавших избирателей. Республиканцы Николя Саркози победили в четырех регионах, соцпартия Франсуа Олланда - только в двух. На Корсике лидирует альянс левых партий.

Впрочем, как бы не были французы недовольны миграционной политикой европейских властей, эксперты уже отмечают, что во втором туре, когда основное противостояние развернется между Саркози и Ле Пен, французы, скорее всего, отдадут предпочтение республиканцам Саркози.

В качестве примера приводится ситуация с выборами 2002 года, когда в первом туре грандиозную победу одержал основатель «Национального фронта» Жан-Мари Ле Пен, что напугало самих французов и в итоге во втором туре «многие проголосовали за Ширака, хотя многим и он не нравился, но проголосовали, только чтобы Ле Пен не победил». И по итогам второго тура Ширак обошел лидера ультраправых.

Более свежий пример земельные выборы в Германии в начале этого года, где «Христианско-Демократический Союз» Ангелы Меркель катастрофически проиграл социал-демократам. Но это не помешало Меркель с триумфом сохранить свое лидерство в партии, а движение Pegida, выступающее за жесткую национальную политику в Германии, и пользующееся все большей популярностью у среднего класса, в большой политике все равно принято называть маргинальным и праворадикальным.

По итогам французских выборов многие европейские и российские эксперты стали делать заявления о том, что «французы дали понять, что с них достаточно; бесконтрольный поток беженцев и террористическая угроза — опасный коктейль», «французы — нация гордая, и они недовольны бесконечным подчинением заокеанскому обкому».

Но практика показывает, что политкорректные европейцы давно уже боятся быть решительными, и Франсуа Олланд, на самом деле, не более чем среднестатистический француз. Решимость европейцев на местных выборах можно сравнить с активностью советских граждан в кухонных разговорах, но когда доходило до дела… Точнее до дела никогда и не доходило. И теперь, немного припугнув европолитиков и еврочиновников, французы, очевидно, сделают правильный, респектабельный и политкорректный выбор в пользу Саркози.

И достаточно вспомнить президентство Саркози, чтобы понять, что с его возвращением в политике Франции ничего не изменится. Да, он чуть решительнее в вопросах миграционной политики и в свое время даже разогнал несколько палаточных городков мигрантов. За что, кстати, его нещадно критиковала французская пресса. Да сегодня он, как и многие оппозиционные европейские политики встречается с Путиным.

 

Но не надо забывать, что после своего избрания президентом Франции в 2007 году свой первый зарубежный визит он совершил в США, где потом проводил чуть ли не каждый свой отпуск. Благодаря ему сегодня царит хаос в Ливии, за который теперь расплачивается Франция. И стоит ему возглавить страну, он, как и прежде легко найдет общий язык с Меркель, в том числе и в вопросе антироссийских санкций, в необходимости которых сейчас как будто сомневается.

Оцените материал
(1 Голосовать)

Галерея

Больница в Кундузе прекратила свою работу. Обама призвал не...
Самоподрыв в афганской мечети. Погибли 39 человек.
В Челябинске во время операции пациента заразили ВИЧ-инфекцией.
Составлен первый отечественный рейтинг трезвости.
Шииты Йемена почти 25 лет ждали федерализации.