Страшнов считает свой прецедент плохим для рынка

  • Вторник, Нояб 29 2016
  • Автор  Николай Викторов
Торговать холодильниками "а-ля рюс" было куда доходнее и приятнее Торговать холодильниками "а-ля рюс" было куда доходнее и приятнее

Генеральная прокуратура уличила руководство «Почты России»

Рано радовались злопыхатели генерального директора «Почты России» Дмитрия Страшнова, рассчитывавшие, что вот-вот, со дня на день его выведут в наручниках. Не сегодня…

После того, как Кремль обозначил свою нейтральную позицию по отношению к позиции Минкомсвязи и скандальному бонусу, стало понятно, что в ближайшее время наручники Страшнову не грозят. И правильно, не Улюкаев и не Захарченко, мелковат для показательной борьбы с коррупцией. Впрочем, заварившая кашу Генеральная прокуратура уже поймала главу «Почты России» за язык, разрушив главный миф о команде эффективных менеджеров.

Ну, а вмешательство Следственного комитета в финансовые дела почтовой монополии, учитывая, что претензии компании уже предъявляли Роспотребнадзор и Контрольное управление Президента, может стать для команды «эффективных» менеджеров последним предупреждением.

Не-по-нят-но

Генеральная прокуратура России на основании проверки Министерства связи и подведомственных ему учреждений пришла к выводу, что генеральному директору ФГУП «Почта России» Дмитрию Страшнову было выплачено незаконное вознаграждение за финансово-хозяйственную деятельность «Почты России» в 2014 году в сумме 95,4 млн рублей.

Сам Страшнов по поводу претензий Генпрокуратуры недоумевает: «Не совсем все это понятно…». И возвращать скандальный бонус не собирается: «Я не вижу причин для отказа от бонуса. Во-первых, этот бонус не я себе начисляю, этот бонус начисляет мне государство. И если государство в лице министерства или правительства Российской Федерации, которое эти постановления выпускало, эти постановления отменит, и соответственно, будет некая директива прямая, посмотрим. Но на самом деле я считаю, что это был бы очень плохой прецедент для рынка в целом», — заявил генеральный директор «Почты России».

Отговорка про «плохой прецедент для рынка» вошла в моду, кажется, еще во время «дела Ходорковского». Она произносится, как мантра, видимо, в надежде отпугнуть Генпрокуратуру, ФСБ и Следственный комитет. Если на минуту забыть об интересах гендиректора Почты, то будет совершенно  не понятно, кому на рынке станет плохо от того, что Страшнов вернет «Почте России» изъятые из ее бюджета почти 100 млн рублей?

Что же до государства в лице правительства то, про законы и инструкции 1994 года, на основании которых Страшнов получил бонус, оно могло просто забыть. Тема снижения размера премий руководителей в госкомпаниях, получающих дотации от государства обсуждалась, но до законодательного оформления не дошла. Вполне возможно, что именно из-за лоббистов в этих бонусах заинтересованных. Да и крупных скандалов на эту тему до сих пор не возникало. С прежними генеральными на Почте таких конфузов не было - они и зарплату получали меньше, и подобных премий себе не выписывали.

Что до Министерства связи, то тут у Генпрокуратуры тоже остались вопросы: кто такое вознаграждение Страшнову согласовал и на каком основании. Кстати, хотя министерство сразу выступило на защиту генерального Почты, глава ведомства – Николай Никифоров отмалчивался до последнего, подтвердив законность вознаграждения Страшнова лишь после того, как свою позицию обозначил Кремль, и стало ясно, что первая гроза миновала.

Очевидно, не нашлось никого, чтобы рассказать генеральному директору «Почты России» (заодно и министру), что в 2015-м, в разгар кризиса, прикрываться законом времен строительства развитого олигархата 90-х не совсем правильно. Так же, как, наверное, не совсем правильно получать премию под 100 млн. рублей, когда прибыль компании обеспечивают государственные субсидии, а средняя зарплата у 300 тысяч сотрудников предприятия ниже 20 тыс. рублей (а в 2014-м и того меньше).

Но, как говорится, закон есть закон, а с морально-этической стороной у команды «эффективных менеджеров» всегда было напряженно. Настоящая же проблема в том, что волей – неволей Генеральная прокуратура поставила под вопрос саму эффективность Страшнова и его команды.

Мифы «Почти России»

«За последние три года Почта России стала эффективным и прибыльным предприятием. С 2013 по 2015 годы нам удалось увеличить выручку на 12% <...>, прибыль с нуля довести до 1,6 млрд рублей без прямых дотаций со стороны государства», — утверждал Страшнов весной этого года, заявляя об очередных успехах. 

«Нам удалось уже в 2013 году закрыть год в плюсе, это была небольшая величина, около 20 млн руб., что оказалось гораздо лучше бюджетного прогноза, который делали наши предшественники. Бюджет был минусовым, мы смогли перевести наши показатели в позитивную зону. С 2014 года мы перестали получать дотации от государства», - рассказывал Дмитрий Страшнов в интервью «Коммерсанту» минувшим летом.

Вероятно, надо много лет проработать в модельном бизнесе, чтобы заявить, что 20 млн больше 1 млрд. Дело в том, что в 2012 году, до назначения Страшнова, «Почта России» получила прибыль 813 млн руб, и прогноз предыдущей команды топ-менеджеров на 2013-й составлял 1 млрд рублей. Так что, в принципе, динамика роста прибыли, выручки и производительности труда компании практически не отличается от темпов заданных «предшественниками» и в абсолютных цифрах соответствует инфляции и ежегодному росту тарифов на почтовые услуги. Более того, сравнение в сопоставимых ценах вполне может показать отрицательную динамику.

Кто-то может сказать, что «предшественники» довели предприятие до «почтового коллапса». Так кто ж спорит, мы здесь пока говорим лишь о точности цитат, а не прогнозов.

Почти три года Дмитрий Страшнов подчеркивает, что «Почта России» стала эффективным, прибыльным предприятием, хотя уже не получает дотации от государства.

«Сейчас "Почта России" работает без финансовой поддержки со стороны государства и в отличие от многих других госкомпаний просить такой поддержки, несмотря на кризис, пока не планирует», - заявлял Страшнов в апреле 2015 года. Министр Никифоров тоже утверждал, что предприятие уже несколько лет не получает государственной поддержки и находится на самообеспечении. Эти заявления принципиальны, чтобы понять, насколько они противоречат выводам Генпрокуратуры.

В развитие темы появились публикации с заголовками: «Почта России» впервые с 2005 года получила настоящую чистую прибыль».

Правда, был громкий скандал с ростом тарифов на доставку газет в 2014-м, он дошел до президента РФ. Представители печатных СМИ жаловались Владимиру Путину, что «эффективные менеджеры» убивают прессу. Но «Почта России» упорно заявляла, что вынуждена повышать стоимость услуг, так как лишилась/отказалась от господдержки, в том числе, подписки.

Кульминация всей этой истории – недавнее разрешение Минкомсвязи повысить зарплату Дмитрия Страшнова почти в 30 раз до 500 средних зарплат работников госкомпании, или 120 млн рублей в год. В то время как министр связи Николай Никифоров с энтузиазмом рассказывал о том, что с 2012 года средняя зарплата на Почте выросла аж на треть - с 15 до 20 тысяч рублей (прогноз по итогам 2016 года), а теперь предприятие строит мега-планы повысить среднюю зарплату сразу на 6 тысяч – до 26 тыс рублей, некие федеральные чиновники, с таким же энтузиазмом объясняли общественности, что такому «менеджеру высокого уровня» как Страшнов, который пришел из частной компании, просто необходимо было конкурентное на рынке вознаграждение. Кстати, если прогнозы Никифорова сбудутся, зарплата Страшнова может превысить 150 млн рублей в год (26 тыс руб умножаем на 500 работников Почты со средней зарплатой).

Похоже, единственное, что за эти годы на Почте заметно выросло, так это зарплата топ-менеджмента. Зато, как утверждают в команде Дмитрия Страшнова, государство больше не дает предприятию миллиардные субсидии.

Правильные и неправильные субсидии по Страшнову

И тут вдруг, Генеральная прокуратура выясняет, что и все финансовые достижения «эффективных менеджеров» - это блеф, и что в 2014 году «Почта России» получала государственные средства лишь немногим меньше, чем при нелюбимых Страшновым «предшественниках».

Проверка Генпрокуратуры показала, что размер прибыли «Почты России» за 2014 год образовался за счет целевого финансирования его деятельности из федерального бюджета в сумме 5,4 млрд руб. Это позволило перекрыть убытки предприятия в размере свыше 4 млрд руб, уточняет начальник управления взаимодействия со СМИ Генпрокуратуры Куренной. Он добавил, что «Почта России» по многим показателям деятельности не достигла запланированных значений, часть из них снизилась по сравнению с предыдущим годом. И это по сравнению с провальным 2013 годом, когда Почта пережила коллапс, смену руководства, пожар и переезд части аппарата в неизвестно зачем арендуемый офис.

Страшнов даже не стал отрицать наличие господдержки в 2014 году, а Минкомсвязи попыталось оспорить лишь сумму. Мол, на самом деле субсидии были меньше, чем заявила Генпрокуратура.

На защиту гендиректора Почты в СМИ встали его не называемые знакомые. Якобы «субсидии — это не дополнительный доход, а выплаты за оказание убыточной услуги "подписка" и работу в регионах Крайнего Севера. Если бы "Почта России" была частной компанией, она бы просто отказалась от оказания таких услуг. При этом, несмотря на получение субсидий, в 2011, 2012 и 2013 годах, предприятие оставалось убыточным, тогда как в 2014 году получило прибыль».

То же самое утверждает и Минкомсвязи: «Речь идет не об убытках "Почты России", а о компенсации потерь в доходах, которые связаны с социальной функцией предприятия по сдерживанию роста тарифов на доставку подписных печатных изданий и с работой на Крайнем Севере. Получая субсидию, "Почта России" частично покрывала расходы, связанные с выполнением этой функции».

Вопреки многократным заявлениям, оказывается, что Почта только на подписку получила в 2014 году те же 3 млрд рублей - так же, как в и 2013-м, и в 2012-м, и в 2011 году, и ранее. Да и заявление про компенсацию государством убытков от оказания обязательных услуг, в том числе и работе на Крайнем Севере, было придумано пресс-службой «Почты России» еще при «предшественниках» Страшнова. Или до скандала с Генпрокуратурой это были неправильные субсидии-компенсации, а потому прибыль предприятия в 2011-2012 годах не считается? И лишь при Страшнове предприятие, видимо, стало получать правильную и прибыльную господдержку. И то, что Страшнов ее до сих пор отрицал, очевидно, и объясняет его высокий профессионализм и ценность «высокого уровня».

Впрочем, принципиально важно то, что господдержка, в 2014-м, по утверждению Генпрокуратуры, все-таки была. Тогда как Страшнов и Никифоров убеждали СМИ, общественность и правительство в том, насколько эффективно управляется почтовая госкомпания. И теперь нам, очевидно, придется ждать новой проверки Генпрокуратуры, чтобы узнать правду о 2015-м, а потом 2016-м, так как выяснилось, что доверять заявлениям «Почты России» не приходится.

 

Ну, а то, что Страшнова не взяли на посадке в самолет с обвинением в попытке сбежать куда-нибудь в Италию или Скандинавию, а Генпрокуратура вынесла скандал с бонусами в медиа-пространство, свидетельствует о том, что у генерального директора «Почты России» еще есть несколько месяцев. Как он ими распорядится, не так уж и важно. Но учитывая скандальную отставку летом главы таможенной службы Андрея Бельянинова, и намерения правительства повысить сборы с трансграничной торговли, основные объемы которой проходят через «Почту России», вероятно, администрировать эту работу будет уже не Страшнов.

Оцените материал
(5 голосов)

Галерея

Сегодня Центризбиркомы обеих республик подвели итоги...
От спорткомплекса остался бассейн.  
29 сентября IV Каспийский саммит впервые зафиксировал...
Ветеринар зоологического сада Loro Parque  на испанском острове...
Сегодня в военную гавань Шанхая КНР вошли корабли и суда...
Пока армянская авиакомпания не погасит долг, она не сможет...
В Верховной Раде придумали, как сделать Украину европейской...
Организаторы демонстрации требуют отставки главы полиции.